Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


Стихи

По нитям
Пограничный флаг
Победа!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:57 

А вот и крипчи.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
А началось всё с того, что подсевшему на иностранное крипи "Jeff the Killer" Ру было некуда податься. Фанатов ужасающей, и по уверению множества сайтов фотошопной рожицы, просто не было, но блондин, перелистывающий страницу за страницу поиска скайпа, наконец обнаружил контакт с подобным именем в сети. Дрожащей от возбуждения рукой, он вызвал окошко профиля на экран и едва не умер от счастья, увидев ссылку на ю-туб и подпись "это я". "Очередной фанмэйкер, думающий, что он является этим монстром" - со смехом подумал подросток, кликая на ссылку и выключая на всякий случай звук, старший не поддерживал его манию страшилок, да и самому каждый раз было страшно, хотя видео за пару месяцев успело набить оскомину. На этот раз оно оправдало его ожидания, но привкус разочарования всё равно ощущался, тоже самое. Капля оригинальности в море однотипности, лицо слегка выразительнее и можно разглядеть человеческие черты, следа которых не было на всех прочих вариациях смертельного файла. Он вздрогнул от неожиданности, когда на экран вылезло новое сообщение. Отправитель - Jeff the Killer.
- Ты знаешь, как улыбаться вечно?-
Странный вопрос, лёгкий страх витает над головой, сжимая виски Яру невольно тянется к крестику на окошке, лишь бы убедить себя, что оно может выключиться. Но сдерживается, тонкие пальцы быстро набивают на клавиатуре ответ, легкомысленный и слегка скептичный:
- Мне незачем. Я могу улыбаться, когда захочу, а ты нет?-
Безжалостный щелчок на заветный крестик, но ничего. Абсолютно ничего, компьютер не реагирует на запрос, и он почти растерянно, слегка панически, начинает лихорадочно нажимать на клавишу мыши.
Ctrl - Alt - Del.
Облегчённый вздох. Процесс не отвечает, приложение просто зависло.
Перейти на вкладку процессов. Стук сердца срывается в полном молчании.
Вся колонка процессов была заполнена "Jeff the Killer".
"Абонент вне сети" - и экран медленно гаснет, недолго продержался жёсткий диск, но вместе со смертью компьютера наступило долгожданное облегчение от одного только отражения собственного взгляда в глубинах монитора, значит можно обернуться, как бы не подгибались дрожащие колени. Как хорошо, что он заблаговременно зажёг свет во всех комнатах, осталось только выпить кофе и поглубже вдохнув, заняться восстановлением системы.
"Стоп, где свет?" - в лицо ему ударил сквозняк, створка окна, трепыхающаяся от шквала холодного зимнего ветра, била по стене, а пространство вокруг блондина было поглощено тьмой, настолько плотной, что лунный свет едва пробивался лучами сквозь тени, накрывшие тени, отрезавшие его разум от любых здравых мыслей в этот момент.
- Джефф, - вырывается из его горла не своим голосом, охрипшим от волнения и накатывающего волнами страха. - Это ты?-
Удар рукояткой по стеклу раз. Два. Три. Промежутки в четыре секунды.
Шутка. Какой-то чудак залез на его окно и с дикими, раздирающим барабанные перепонки звуком выскребает на стекле едва различимые полосы, но вместе они образуют надпись, приводящую его в безумный ужас, неверие, ведь это бред. Его просто не может существовать, сотни историй и интернет-легенд, видео, которое считалось голимым фотошопом.... Неужели брат, зная о его боязни и всё же великой любви к крипи, решил так грубо подшутить?
Кажется, он видел силуэт. Нет, это стучит ветка, хлестая листьями окно, и Яру боится, честно боится, переводить взгляд на противоположное.
Сдают нервы.
- Оставь меня в покое!- это уже дикий крик и парень, охваченный ужасом, пытается найти в квартире безопасное место, ему мерещится в каждом лицо монстра, он видит эту психопатическую улыбку, уродливый шрам протягивает губы так, что обнажена челюсть, окружённая провалами рта, Яручи даже не подозревал, что однотипная картинка из видео так въелась в его память, вытягивая из тела последние надежды на то, чтобы встретиться со своим кошмаром лицом к лицу. Он уже не видит, как хрупкая поверхность стекла надламывается трещинами, как маленький ребёнок, как в детстве, он прячется под одеяло и забивается в угол собственной кровати, это спасало его все эти годы, когда он боялся абсолютно любого шороха и думал, что в шкафу прячется тот, кто его съест.
Блондин хныкает, он не в силах бороться с животным страхом, сырой пронизывающий сквозняк достаёт его даже сквозь ткань, но он не может даже пошевелиться, не то что укрыться потеплее. Он видит из-под белоснежной поверхности размытые контуры комнаты, узкую полоску лунного света, пробивающуюся сквозь дверь.
Шаги, он бы всё отдал, чтобы они прекратились, они как нарастающий рокот рока над ухом, теперь, когда кошмар стоит в проёме, отрезан выход. Яручи не хочет видеть лицо этого монстра, но оно стоит перед глазами, даже когда он силится закрыть веки, а в живую... Нет, парень сжимает голову руками, не дышит, но потом начинает жадно глотать воздух и каждый звук, когда он захлёбывается ударяющим прямо в глотку живительным потоком, приводит его в ещё больший ужас, он отнимает ладони и сжимает ими горло, повторяя только одно: "Нет-нет-нет". Он больше не чувствует себя незаметным, глаза, впавшие круглые шарики с чёрным, изредка вспыхивающим зрачком видят сквозь преграду, воздвигнутую им от монстров. - Ты существуешь.- "живёшь, дышишь, убиваешь, возможно говоришь. У тебя нет голоса. Он будто есть, тающий в воздухе смехом и выжженный тем роковым пожаром, но я прислушиваюсь и не понимаю не слова." - Я не хочу смотреть тебе в лицо.- "Вытянутое, худое. Эти два слова невообразимо подчёркивают его красоту, потому что больше ничего прекрасного в нём нет. Твоё лицо - изнанка человеческой души, фальшивая улыбка и глаза, я вижу в них себя и понимаю, что я не хочу умирать".
Где-то вдалеке трещит, лопается стекло, превращаясь в крошево осколков. До скрежета стиснув зубы, Джефф улыбается, его окутывает прилив знакомого эйфорического ощущения, как в детстве, только в сотни раз прекрасней. Оно обволакивает, заставляет дышать чаще.
Какой прелестный голос, однако, у страха. Животного и необузданного, безумного, режущего перепонки не хуже скрежета лезвия по стеклу.
- Раз, два....-
- Три, четыре, пять...-
- Пришло время умирать.-
Улыбка или оскал самой смерти? Да не важно, лишь только бы получить желаемое удовлетворение. Выложить видео, и вновь найдется тот, кто решит, что это лишь очередная шутка.Тогда придет он и заберет с собой душу несчастного. Перемещается он стремительно, прыжком к кровати, облизывая потрескавшиеся губы, но бесшумности с которой он перемещается, можно позавидовать. Лица своей жертвы он не видит. Сердцебиение, дыхание, запах пота и страха отлично дополняют картину перед его воображением.
В этот пяти секундный период Джефф вглядывался в силуэт под покрывалом, и единственное, что хотелось сделать - проткнуть его насквозь.
Молниеносный удар и с хрустом сломалась ключица. Несуществующий щелчок лопающихся сосудов словно черный омут, поглощает сознание. Парень судорожно дёргается, путаясь в одеяле, разрывая ткань в хлам. Позвоночник изламывает спиралью от попытки пошевелиться, инстинкт самосохранения пульсирует звонкой болью в голове, но главное не открывать глаза. Расслабившееся тело вновь пронзает вспышка боли. На этот раз она резкая. Дикая. Яростная, а может быть страстная, как торжествующий смех, провожающий его в сладкое забытие.
To be contied.

21:59 

Хэй, с возвращением меня.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Пять минут назад подключили интернет. Первое, что мелькнуло в голове - Дайри, дайри и только дайри, надо же где-то хранить больший-меньший объём своей памяти. Коротко о главном. Вчера ввязался (а вообще, делаю это уже около месяца) в ссору с одной продавщицей, которая отказалась признавать копейки - деньгами. Невзаимной она была, я-то молчал как партизан, мне лично похуй, главное, чтобы взяла и выдала продукты. Но матери рассказал, и на себе ощутил, какими ахуевшими могут быть люди. Продавщица не только отказалась признать свою вину, но и обвинила меня в хамстве, хотя подобные ситуации уже были и брали её с поличным. И вроде бы тоже похуй, меня-то это не касается, НО! Это чудо природы с торговым образованием пошло ко мне в школу (не поленилось-то, в летние каникулы, добиться внимания классной) и попросило принять меры, цитирую: "об ужасном воспитании такого-то такого-то", а именно меня. С её уст ситуация звучала ещё хлеще: Я (а я в реальности подзабитая мышка с комплексами и заикающаяся в ответ) с мордой гопника и непробиваемостью танка лвл-а 90-го, ворвался в магазин и матерясь стал бить её мордой об кассу, к сожалению, мысленно, потребовал, чтобы "эта шлюха пёрлась мне за жрачкой". Это не моё, кстати, опять же цитирование, правда прозвучавшее один раз, после родительского "ВЫ АХУЕЛИ?!", она больше это не повторяла.

@музыка: Sweet Dreams

@темы: маразм крепчает

15:29 

Двенадцать поводов не быть нубом.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
А вы можете писать анкеты так, как эти люди?
Осторожно: Издевательства над Хлоркой.
"Плохо выроженные скулы..."
"И вот в один прекрасный день шинигами что то намутили."
"Некого не было но вдруг на стене образовалась чёрное пятно, оно кружилось,"
"Хазама дремал хотя была середина дня, он почти всегда дремал так делать было нечего."
Русский чувак, извиняюсь, что влезаю.
"Хазама вместе с другом проходил мимо одного магазинчика и другу вдруг приспичило зайти в магазин"
"Кучики из клана может активно тренироватся, общатся с роднёй, получать модный шарфик и причёску, вообщем занятся есть чем."
"В один день на них напал пустой, она попыталась зашить брата в итоге"
"Кёраку среднего телосложения на лице проступает щетина, длинные волосы которые в заде..."
"Появился он , сказав "Тваюж мать... Прости малой , что заставил ждать" Этот человек был в чёрном кимоно , с катаной в руках , но его катана была острой , и на вид с точеной ...."
Вот на что обращает внимание настоящий кэп.
"Хенши шел в раздумьях, и не заметил машину.
Мальчика отбросило за несколько метров…
В итоге тело так и не нашли… "

Законы физики нервно курят в сторонке.
"Был внезапно убит ловким пустым пока смотрел телевизор."
MTV, дети, до добра ещё никого не доводило.
"Когда Кира стал вастер лордом он его группа адьюкасов отправились в глубины хое камундо"
Айзен в гробу перевернулся.
"Он небудет тратить слава на кокието пустики"
Так теперь шинингами называются?
"ТАК ОДНАЖДЫ ВЛАДЫКА ХОЕ КАМУНДО
Так его ещё никто не обзывал.
"Родился в Японии.Был журналистом нов один день все изменилось для него его лучший друг, Лайт подставил Киру и Киру убили.После смерти Кира поклялся убить лайта."
Дезнот и Блич! Это пиздец, сынок, а не фантастика.
"Внешность: Картинка вставать не хочет!"
Ноу коммент.
"После серии ранений,Менос на скорости(он бежал)."
Ни одна их анкета не может обойтись без старика Кэпа.
"Ренгетсу якобы бежал(стратегический маневр)"
Ноу коммент)
"Хороший собеседник,хотя и редко вступает в голосовой контакт."
обычно он жестикулирует. Даже по телефону, и даже с пожарниками. (с) ХТФ
"Зелмон полон ненависти почти ко всем, очень хладнокровен но на вид спокоен и даже безобиден."
.... Если рядом нет людей.
"Я стал пустым, но выглядел как животное."
Только для фанатов аниме, авось, юмор поймут.
"Он становился спокойнее и убивал ещё больше".
В тихом омуте черти водятся)
******************************************************************************************** Или зацензуренная подборка "напиши биография долбоёба".
Родился в Киеве. Решил перебраться в Каракуру.
Ууууу, сцуко, предатель Родины!
. Все было супер - учёба, друзья, девушка, но в один прекрасный день задражала земля, я думал землетрясение, но все было гараздо хуже я увидел монстра
Бла-бла-бла. Далее повторяется сценка с Рукией. И фраза "Родился в Киеве" - ключевая, мы же русские, поэтому монстру изначально был пиздец, соответственно, анкета лишена Марти-сьюшничества.
Спустя 8 месяцев.Он стал спокойнымстал убивать в 6 раз больше.Он мечтал убить уже двоих Эспад.Но попрасту он не мог стать даже Фрасьёнам ,но опять бестолку.Он становился спокойние и убивал ещё больше.Но опять напрасно.Потомещё спокойнее.Но один раз он убил одного синигами битва была долгая и он разозлися и убил его с 1 удара.Но его соровно не перевели.
Анкета узбекского бличевца.
Leon как он выдел призраков....... начел замечать что тут кто то не живой. Он дальше передавал коробки и увидел пустова. Он убежал от туда бросив своих друзей. На шледуйший день как он встал. Его мать дала ему завтрак и он пашол в школу. После того как он вышел из дома его не на нашли. Через месяц его труп был обнаружен в канаве. Причину смерти так и не установили.
А мне кажется фраза "Его мать дала ему завтрак" - тут стоит как-то не случайно.
Бонус

@темы: к концу сказки добро победило разум.

11:51 

lock Доступ к записи ограничен

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:52 

Пацалом.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Не ржал так уже лет десять.
Ссылка на фанфик, коей мне вздумалось критиковать.
ficbook.net/readfic/224121/640120#last_comment
Мои комментарии прочитаете снизу.
Лс, пришедшее мне пять минут назад:
Угрозы в моде

08:42 

Shut me up, baby~

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
На часах - 8:35. Наверное, самое раннее время моего пребывания здесь.

Ом?

@музыка: Verona - Шаг за шагом.

@настроение: Какое ещё настроение в восемь часов утра?

@темы: лирика

15:14 

Ода Прапору. Продолжение главы первой.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Утро встречало Прапора необыкновенно приветливо и ласково, даже лучи солнца, затянутого блеклой синевой тумана, впервые грели вздымающуюся чёрными клубами дыма землю. За углом дешёвого трактира притаилась тень, но Флиппи лишь дружелюбно рыкнул в её сторону, подманивая к себе. Позади стояла ровная гряда рыжих верхушек, впереди темнел одинаковый ряд игрушечных бараков и редкие, но хаотичные вспышки осветительных ракет пронзали обрывки чистого неба на фоне разноцветно-сияющей пелены, такое явление , подобное северному сиянию, всегда появлялось после выброса. Док прищурил невидящие глаза, под бледными линзами едва проглядывалось колеблющееся тёмное пятно на самой границе Свалки, нервный писк счётчика Гейгера звучал над самым ухом, сегодня выдался нелёгкий денёк. Он в спешке обернулся на напарника, который и не думал спускать побелевшие пальцы с взведённого спуска винтовки. Ни разу не дёрнулся глаз к оптическому прицелу, жила ещё в памяти старая привычка стрелять наугад, полагаясь лишь на собственную интуицию.
Прапор знал Рыжего уже около вечности. Не полуслепым волком, а жизнерадостным парнишкой, но рок бьёт один раз и на всю жизнь. Он был одним из тех, кто забив в избранное форум диггеров, уже бежал собирать вещи.
- Зомби? Излом? Снорк? – хриплым голосом зачастил Зверь, обходя место с зашкаливающим датчиком, не забывая щедрой горстью сеять болты вокруг намеченной зоны действия мясорубки. Перечислял только тех, на кого хватит патронов. Не он ли смеялся над бывшим монолитовцем, когда тот обзавёлся привычкой таскать с собой запасной патрон в кобуре и пистолет ручной сборки, где спусковая пружина била ровно с нажатием хозяйской руки? Он себе голову прострелить успеет, а о нём пусть печётся подвернувшийся за ближним углом кровосос. - Выбросом задело. – уже точно поставил свой диагноз Док и грубо толкнул ногой неподвижное тело, подняв столб сырой пыли, только после этого присел, проверить целость лица и отсутствие изломовской клешни. Пахло дьявольской аномалией, удача явно сыграла с парнем злую шутку. Ни одного шрама по всей поверхности кожи, быстро заживающие рубцы розоватого оттенка, на открытых участках, радиация должна была сильно изувечить мясо, оставить лишь безобразный обрубок на месте руки, быстро подсыхающей под палящим солнцем раны. Нет, хоть и любила делать Зона подарки практически ежедневно, но счастливый конец, как и бесчисленные обрывки ярко-красочной новогодней мишуры на ветвях ёлок в припятском саду, должен был нести в себе немалую дозу радиации, брать что-то взамен.
*********************************************
Очередной красочный взрыв радиоактивного баллона, фейерверк, въедающийся в рассудок на всю жизнь. В перевязанном ленточкой, подарке, яда больше чем в защёчном мешочке королевской кобры, впрочем, это не столь важно – приютские дети будут рады даже смерти в глянцевой упаковке, а за последнюю судорогу на счастливом лице можно отдать и не такое. Белая пена на губах, как белый снег, лежащий на улицах, вяло текущий с чёрных небес, ставших стигматом природы.
Наряженная ёлка прекрасная украшение зала, наполненного трупами, застывшими в самых неприглядных позах. Белая скатерть в пятнах крови, свисающая с самого края праздничного стола. От догнивающих остатков некой тушки идёт зловонный запах, но сквозь своё новое лицо, ты этого не почувствуешь. Равнодушно посмотришь сквозь разбитое стекло на другие пустые дома, пойдёшь дальше. Новый год всегда будет счастливым праздником, ведь ты знаешь цифры. Уровень радиации – 300 Р/Час, a Santa Klaus ne doit pas parvenir*.
Умирающая река тёчёт возле заброшенных фабрик, которые кажутся чем-то родным и таким далёким.
Предупреждающие об опасности знаки – вызывают только улыбку и скрытый смешок, сквозь поверхность противогаза.
Hey! Daiggers! Vous n"avez plus de travail, vous ne pensez pas?*
Незачем листать бесконечные блоги, с возбуждением и азартом, перещёлкивать картинки заброшенных зданий – у тебя всё перед глазами.
Bien qu"il soit possible et marquer sa propre maison dans l"une des ces galleries. *
*************************************************************
Кажется, это было по Сталкеру. *нагло обломал* Зато как быстро-то нашёл и подредактировал)

@темы: стёб над самим собой

18:52 

lock Доступ к записи ограничен

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:07 

29/01

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Две записи за один месяц. Да я с ума сошёл.
Но тут всё просто, дорогие друзья. Близится достаточно ответственный для меня момент.... И я просто оставлю тут все идеи, которые давно было надо скинуть с плеч.
А речь у нас пойдёт об одном из моих произведений.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАПКАН!


На краю Лондона, в самой его клоаке, в самом сердце трущоб, стоит дом. Этот дом кажется заброшенным, но не обманывайтесь: его стены полны рассказами, его хозяин напоит вас чаем, а потом мрачная тишина навалится на вас как истерзанная подушка, поглощая в себя все посторонние звуки, и вы сами не заметите, как заснёте под трескучее пение пламени в камине.
В этом доме живёт частный детектив - Яручи Ферринс. Его хобби - это не расходится со случайными прохожими, а приглашать их к себе на чай, и так вот, ненавязчиво, заводить себе квартирантов.
На этих улицах не смотрят на того, кто идет. Не обсуждают новых соседей, и не смотрят на тебя так косо, как будто ты проходя мимо истопчешь их газон или украдешь их маленькую собачку. Тут два полноправных хозяина - беззаконие и криминал. И они долбятся в дверь этого дома каждую ночь, не давая ни сна, ни покоя, обрывают телефон, караулят Яручи тенями снаружи.


С этого дня здесь будут появляться раскадровки этого самого дела. Чтобы дать себе хоть какого-то пинка и привить ответственность.

@темы: новости, творчество

14:12 

01

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
С его рождением на небе не зажглось новой звезды.
Точнее сказать, от первого новорождённого крика, искорка небесного костра должна была бы взлететь ввысь, подхваченная ветром-дыханием дракона.
А она не взлетела. Она подпрыгнула, так же тяжело, как застрявший репейник выходит из хлопка и, высекая об холодные камни других звёзд слабое свечение, вдруг треснула.
И сгорела.
Мрак расплёл свои хвосты по комнате. Сухоцветный свет свечи прогонит его с потолка, так он обрушивается на грудь обессиленной матери грудой песка, не давая вдохнуть. Ребёнок заливается криком, выгибается струной в каменных руках своей родительницы, пытаясь разбудить её от странного наваждения.
Сама бедность не так ужасна, как мысли о ней.

18:01 

20.01.15

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
ТЫК
Тантум Джора.
Даэдрический принц Уныния, Самоубийства и Сомнения. Приятного аппетита.
Предположительно Семнадцатый Принц не родился из-за неблагополучного расположения звёзд, а вместо него Великая Мать разродилась камнем. Культисты, в чьей деревне был расположен этот загадочный монолит, связывали с ним легенду о монахе, который обратился в камень, чтобы перегородить дорогу врагу, когда в деревне оставались одни женщины, старики и дети. Считается, что Тантум Джора был был выточен оттуда слезами вдов и сирот, всех тех, кто молился ему, прося прекратить их мучения, моля о чести разделить его судьбу - и тоже стать каменными глыбами.
Он является в виде смертельно раненого солдата, который просит прекратить его мучения, беременной женщины, которая просит вырезать её ребенка, потому что зачала его от насильника, а также узника, которому отрезали руки, чтобы тот не смог причинить себе вреда и умереть раньше времени. Поддавшиеся на его просьбы получают эффект Вертера - испытывают неистовое раскаяние и пытаются наложить нас себя руки.
Стезя этого Принца, внезапно, не так уж плоха. Он говорит, что является шагом над пропастью. То есть, его существование должно вызывать у адекватного человека сомнение - а стоит ли убивать этого солдата, а стоит ли вырезать ребёнка этой женщины? Он - предостерегающее от ошибок, он - наказывающий Раскаянием.

@темы: у безумия причины нет, творчество

22:28 

Помолитесь.

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
О, да. Я цитирую собственные суициды - понимаете, до чего мы докатились?
Тут один сплошной Я. Я никогда не вернусь глазами к тому, что уже написал.
Да пускай я опять передумаю, но хотя бы попробую!

@темы: суицидально

02:37 

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Осторожно, няши, этот пост полон зашкаливающего количества боли.
И, как ни странно, благодарности.
Я хочу сказать спасибо Дину, за то что он приютил меня на эти четыре дня в своём доме.
Я в первые в своей жизни не крался в кухню, чтобы приготовить себе чай, я не дрожал, не ожидал в любой момент скандала до драки, я не чувствовал того страха, и, о господи, за четыре дня действительно не случилось никакого подвоха. Меня не только не ударили, я даже разучился ждать этого каждую секунду, проведённую..
Да, я видел семью, я чувствовал её.
Спасибо за этот подарок мне - ошеломительно спокойное время. За время, проведённое с тобой.

@темы: спасибо тебе за мир...)

15:24 

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Глава 1. Фрики. Часть 1.

Они снова были здесь, эти безумцы.
- Аааа! - София взвизгнула от неожиданности, упав навзничь в серый от грязи снег, забрызгавшись с ног до головы при виде двух мальчиков — один ещё недозрелый подросток, а второй - вполне мужественно выглядевший юноша — они выскочили из-за надгробной плиты, в страшных карнавальных масках, причём склеенных жалко и криво. Старший издавал короткие булькающие смешки, явно довольный своей шуткой.
- Вы с ума сошли?! Зачем вы это сделали?! - вскрикнула она, со смущением и досадой глядя на него.
- Ну, наверное потому что я немного ненормальный - это первое. А во-вторых, это просто моё фирменное приветствие. Раз не убежала сразу - добро пожаловать в список моих потенциальных друзей!
Cофия не нашла, что ответить ему. Он порол чистую чушь.
Высокий парень одним движением отодвинул маску на затылок. Лицо его было широким, каменисто-серого цвета, с выпуклыми, любопытно смотревшими на неё глазами. Улыбка пепельных губ была полна яда, и Софии подумалось, что это естественное выражение его лица.
- Привет, - он усмехнулся и протянул ей руку. - Ты не ушиблась?-
Она отвела его руку от себя с такими отвращением, что можно было подумать, будто она взрослая леди, а не слабонервный ребёнок.
- Уйди прочь. Я тебя не знаю, но первого впечатления мне было достаточно!. У тебя отвратительные манеры!-
- Мне тоже приятно познакомиться, маленький капризный эльф.-
- Как ты меня назвал?!- София моментально вскочила на ноги, намереваясь хорошенько поколотить этого грубияна. Обычно она предпочитала решать проблемы мирным путём, но обидное прозвище прочно засело в её голове, и в ней закипала злость и обида.
Она просто собиралась исследовать окрестности, боясь умереть от скуки в обществе бабушки и дедушки, истории которых она знала едва ли не наизусть, и они надоели ей до зубного скрежета. Городок был настолько маленьким, что состоял всего из одного квартала, да и то, их дом был отделён от окружающего мира чёрным, непролазным лесом, который по ночам пугал её, наполняясь потусторонними, не всегда объяснимыми звуками. Она всегда плотно занавешивала окно по вечерам, но всё равно чувствовала на себе пристальный взгляд луны, зловеще проступавшей сквозь его кроны.
Настроение её повысилось по дороге к кладбищу, которое было единственной достопримечательностью на мили вокруг. Облака переливались на солнце, ветер пах свежескошенной травой и цветами. Были редкие прохожие, по большей части ей незнакомые, но встретить этого психа она точно не ожидала!
- Так, как ты меня назвал? Эльфом?!-
- Ага. Ты знаешь, кто это такие? Маленькие, щуплые... - начал загибать пальцы мальчишка, перечисляя.
- Прекрати сейчас ж! Я знаю, кто такие эльфы, я читаю фэнтези!- разъярённо перебила она его.
О-что? Они так у вас называются? Я каждый день узнаю что-то новое.- Он наконец полностью снял с себя маску. Его щёки порозовели от мороза. Жидкие и прозрачные, словно вода, волосы падали вниз за его заостренные уши. Прядь болотно-зелёного цвета струилась сбоку его немного угловатого лица. Он был одет в тёмно-бордовое пальто, мешковато свисавшее с его опущенных плеч, но удивительно облегающее его тонкую, гибкую фигуру. Оно было явно тяжело ему, и мальчик ходил, сильно смахивая на ворона с перебитым позвоночником. Затем его зубы - о Боже, - его зубы были тупыми и все они были прижаты к друг другу настолько плотно, как дети, позирующие в переполненном холле для школьной фотографии. София не смогла сосчитать их количество, но их было гораздо больше, чем у обычного человека, и они были очень неприятны на вид. Когда он улыбался, вперёд выступали два зазубренных клыка.
София была маленькой, впрочем, такой и полагается быть любой девочке её возраста. Лицо её напоминало спелый, кремового цвета персик. Её глаза были ясно голубыми, как небосвод, раскинувшийся над их головами. Её волосы были немного ниже плеч, и они слепили глаза, жёлто-рыжие лучи солнца, которые не могли испачкать ни грязь, ни пыль, навеваемые ветром.
Она переборола себя и решила заговорить с ним:
- Кто ты? Я никогда не видела тебя раньше.-
- О, да... Зовут меня Славомир Дарктренд. Идиотское имя, правда? Зови меня просто Даркславом.-
София удивлённо вздёрнула бровь:
- Даркслав? Ты в курсе, что твоё прозвище звучит ещё более странно, потому что дословно переводится как "Салат"?
- Конечно же я в курсе, и мне кажется, что это имя довольно оригинально. Кто ты, эльф? Я ведь тоже не замечал тебя здесь. Ты пришла из Декемберсвилля?-
- Я не эльф! Я София Либетте!- возмущённо вскрикнула она, уже спокойнее добавив. - Из Вашингтона.-
София отвернулась от Даркслава, обратив свой взгляд к младшему, который стоял поодаль. В его руках был букет роз, печально уронивших свои головы. Он бережно раскладывал их по могилам, но его действия не выражали какого либо движения мысли, скорее, он делал это абсолютно бездумно.
- Кто он?-
- Он?- Даркслав проследил за её взглядом. - Мой приёмный брат - Лунис. Если говорить честно, то я тоже приёмыш.- он приблизился ближе к Софии и прошептал. - Он аутист.-
София не знала, что и сказать, впрочем, как и значения сказанного Даркславом слова "аутизм". Мальчик перед ней сделал странный жест рукой, кажется, взяв кого-то за руку.
- Держу пари, он имеет свой собственный маленький мир, где отлично развлекается.- Даркслав мило рассмеялся. - У каждого свои тараканы.-
- Откуда ты? - откровенно спросила София в ответ. - Мне почему-то кажется, что из Италии. У тебя итальянский выговор.-
- Нет, я не из Италии, но и не из Штатов. Я, моя дорогая любознательная девочка, из ниоткуда.-
"Так дело не пойдёт" - подумала София.
- Из ниоткуда. - повторила она за ним, раздражённая до такой степени, что её голос хлестнул как плеть. - Из ниоткуда.-
- Именно так.-
- Из ниоткуда... Это бессмысленно!- Даркслав издевательски хмыкнул. - Вы же пришли в никуда из откуда-то! Так откуда вы?!-
Даркслав хихикнул, прикрыв глаза:
- Я пришёл из города.-
- В мире сотни городов!-
В ответ на это он лишь бурно всплеснул руками, будто бы силясь достучаться до недогадливой девчонки, которая не понимала такого простой мысли:
- Хорошо, ты права. Мне очень жаль, Мадам Эльф. Примите мои извинения за то, что я, сельский житель, недостойный вашего внимания, не могу вам описать и крохотной доли того зрелища, которое представляет собой этот город. Представьте себе это: Снег, как толстый белый ковёр, покрывает его улицы. И даже эта башня - всё сделано из хрустальной чистоты этого ледяного покрова... - Его замутнённые глаза прояснились, и он он наклонился ближе к девушке, горячим шепотом касаясь её губ, - Иногда мне кажется, что эта башня разговаривает со мной. - снова скрипучий, хриплый хохот. - У нас есть своё собственное Солнце.-
- Какая разница. Где это? - перебила его Софи, выжидательно скрестив руки на груди. В её глазах плясал бесовской огонёк, не предвещающий ничего хорошего.
- Оно нигде.-
- Значит, этого места и не существует вовсе! - больше всего в этот момент ей была ненавистна неприкрытая ничем насмешка Даркслава, который смотрел на неё так, как шахматист смотрит на шахматы, наслаждаясь своей игрой ума.
Это отличное место, чтобы наши герои перестали строить иллюзии и сделали оглядку на реальность за их спинами. Время бежало как бурная река с горных склон, и небо над их головами начинало чернеть. Наступала ночь.
Ночные звуки пришли на смену дневному шуму. Лес, полный старых, скрючившихся деревьев, казался совсем мёртвым. Путников со всех сторон окружало враждебное молчание. Его нарушил треск, донёсшийся откуда-то из кустов, но этот шум заставил сердце Софии содрогнуться. Земля вибрировала под ногами, словно огромное существо проходило сквозь лес, обрушивая на неподатливые деревья всю свою ярость, и эхо раскатывалось по лесу, оглушая. Конечно, кладбище было за спиной всего в нескольких метрах, но она была не совсем уверена, что их передвижения не останутся незамеченными для невидимых противников.
София стремительно обернулась, едва не подскользнувшись в грязи под ногами:
- Что это было?-
Даркслав, казалось, был под впечатлением от её невозмутимости. Он не намеревался что-либо говорить, но в самый последний момент передумал:
- Чимабелл.-
- Чима...?- Рот Софии запорошило снегом, когда Даркслав с силой толкнул её на землю. Они, скрывшись за высокой надгробной плитой, замерли.
А был ли монстр, который хотел их сожрать? От влажного дыхания Даркслава шее Софии было мокро. Его беспомощность вызывала в ней только раздражения и она, решительно оторвав от себя его руку, встала на ноги, стряхивая хлопья снега со своего платья. Фрик смотрел на неё выпученными от страха глазами, покачиваясь, как загипнотизированная змея.
Неправильно. Две большие птицы вспорхнули с ветки дерева, неуклюже приземлившись на поляну. Они были похожи на два обвисших чёрных мешка, гремящих костями - это были грифы.
- Ай! Это просто глупые птицы! Пошли!- София с усилием закинула на себя руку Даркслава, приподнимая его. В её голубых глазах плясало злое пламя. - Я думала, что нам действительно что-то угрожало. Как волк, например. Я знаю тебя не более нескольких минут, а ты уже свёл меня с ума! Меня не волнует то, что мы живём рядом, мне всё равно, откуда ты...- Её потоки речи утонули в тишине, когда Даркслав заткнул уши.
Зловещее карканье стервятников становилось всё тише и тише, пока его не стало слышно совсем. Две огромные птицы скрылись во тьме леса, а Славомир не шевелился, лишь его губы вычерчивали какие-то слова.
- Ээ, ты в порядке?- с удивлением в голосе спросила София, которую молчание Даркслава начало угнетать, но не получив вразумительного ответа, она снова повторила свой вопрос, - С тобой всё хорошо?-
Раскатистый гром прокатился по бесцветному небу, повторяя несколько раз в разных его уголках, и девочка моментально подняла голову, посмотрев вверх. Она могла поклясться, что нечто чёрное, но не похожее на тучу, проскочило мимо неё. Через секунду она уже и думать про это забыла, обиженно надув губы:
- Эй, хватит притворяться мертвым.-
- Волк?- Её голос вырвал его из вполне устраивающей его задумчивости. - ВОЛК?! Ты должна быть не понимаешь, какая опасность нам сейчас грозила! Мы чудом остались живы!-
- Да,- она откликнулась с жестоким сарказмом, несвойственным для её лет. - Я заметила.-
Она обернулась, в поисках дороги, ведущей к её дому. У неё были дела поважнее, чем торчать тут с деревенским дурачком. Веселее наблюдать как сохнет краска.
За её спиной скрипит снег под чьими-то шагами. На лице Софии было явственно написано раздражение. Брат Даркслава - Лунис, теперь стоял неподалеку, с каменным, ничего не выражающим лицом уставившись на лес. Самого Славомира поблизости не было, только цепочка следов позади Софии была хорошо заметна на нехоженом снежном серебре. Исчез, как призрак. Да, точно. Точно и смешно.
Юная принцесса покачала головой и повернулась обратно, чтобы столкнуться лицом к лицу с Даркславом. Она вздрогнула и не в силах сдержать злость, оттолкнула его в сторону:
- Пошёл прочь!-
- Эй, это же я!. Подожди, подожди, подожди меня!-
- Чего тебе ещё надо?! О Господи!-
- Ты ничего не знаешь о фриках?-
- Единственный фрик здесь - это ты! А теперь уходи, потому что я иду домой. Боже, какой ты упрямый!-
Она соскользнула со склона вниз, и кладбище за её спиной превратилось в крошечную точку на горизонте, когда она наконец остановилась на пороге.

@темы: countandi, творчество, фанфики

11:01 

lock Доступ к записи ограничен

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.

URL
20:07 

31/08\14

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Мои переводы выходят ярче моих постов, серьёзно! Это уже вызывает у меня не снисходительную улыбку, а нервный тик лица, а там и до настоящих слёз недалеко.
Моё Настоящее Вдохновение приходит очень и очень редко. Кто знает, вернётся ли оно в следующий раз. Каждый раз как на иголках.
Устал просяще заглядывать в лицо чужим персонажам, мол, подшепчите мне пару описаний, пока автор не видит.
Брошу я это всё.

@музыка: Disturbed - Down With The Sickness

@темы: боль!, уходя в подполье

15:51 

lock Доступ к записи ограничен

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:23 

24\10

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Нот нанизывая жемчуг,
Подпевая жестом рук,
Лаконичный выдох в вечность,
Дирижирующий звук
Возбуждает сердца муки,
Шепчет, взглядами томим,
Безнадежный альт разлуки,
Твоим голосом сломим.
Муза дышит. Ты не можешь -
Удержать её в груди,
Пусть взглянёт на свет безбожий,
Пронесётся - задрожит,
Ни одним крылом не вышла,
И душою холодна,
И черна как дым кострища,
Сумасбродная моя.
Нот нанизывая жемчуг,
На ключи янтарных струн,
Твоё имя пишет вечность,
Улыбающийся лгун.

@музыка: Валерий Меладзе - Потерян и не найден.

@темы: любовь - пустой звук, творчество

19:11 

25/09

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Разрыв. Глава 2.
Методично отсчитывает секунды беззвучно бьющий по согнутому колену палец, замерший над белоснежной тканью, как только лик Владыки перестал трепетать перед глазами. Он глубоко вдыхает спертый воздух помещения сквозь стиснутые в раздражительно-расслабленную линию губы, рискуя разорвать легкие одним непроизвольным рычащим вздохом. Уперевшись ладонью в ледяной пол, привычно разгибаясь, разминая затекшие плечи и спину резковатым движением, арранкар поднимается, пряча кисть к разрезе хакаме.
Практически бесшумно опустело помещение, редкие комментарии Эспады стихли спустя считанные мгновения. Новый "детеныш" Айзена - уже далеко не первый и не последний, в конечном итоге оказался никому не нужен. Даже Гриммджоу, по старой привычке остановившемуся рядом с мальчишкой только для того, чтобы, проявив чудеса такта, ощутимо пнуть того под ребра.
- Что, уже сдох? - низко, гортанно, с долей досады и литрами бурлящего у самого горла раздражения.

Голубые глубокие глаза, сверкающий колорит хрустального бокала, немного приоткрываются, щурясь от слабого проблеска света, сверкающего короной наего светлых, с лёгким оттенком ржавого волосах. Джагерджак едва сдерживает, через силу отсчитывает в уме две минуты на то, чтобы инстинкты Пустого взъелись в душе очередного выродка и дали ему долгожданную оттяжку. На третьей минуте уже болезненно скрипят зубы, а удара всё ещё нет. Наоборот, блондин как-то странно всхлипывает и ещё крепче сжимается в позе эмбриона. Прячется, чёрт возьми. С каких это пор у арранкаров повадки лесных ежей? Нет, скорее всего Владыка просто отвлёкся и засунул Хоигоку не туда, куда полагалось по инструкции.
Шестой как-то особенно презрительно хмыкнул, делая мягкий по-кошачьи осторожный полушаг, ставя стопу на светлую голову "новичка". Надавил - только крепче прижал к полу, без задней мысли и заготовленных наперед планов. Среагировал. Улыбнулся, как-то нервно и наивно, так, что у Джагерджака прошёлся холодок по коже. Тонкая кисть отклоняется вправо, аккуратным щелчком скидывает с затылка чужую ногу, приглаживает смятую ткань и возвращается на прежнее место, подперев голову. Септима слегка выгибается, поворачивается к незнакомцу на одном носочке и удивлённо склоняет голову, прищурив пронзительно-голубые глаза до ровных щёлочек.
- А ты не оборзел ли, новенький?- пальцы с силой впились в основание шеи, прошлись вдоль позвонков вверх, высчитывая, и тут же запутались в волосах, резко рванули. Секста злорадно улыбается, скаля зубы, щуря голубые глаза от садистского удовольствия. - Поиграем?
Скользящим движением кобры, разворачивающей свои кольца, златовласый потянулся вперед всем телом, приблизил свое лицо к чужому, ядовито прошипев в ответ на неуклюжий замах Гриммджоу:
- Да, пошёл ты!-
- Прибереги свои оскорбления, добыча. - огрызнулся понемногу распаляющийся Джагерджак, огрев новоявленного Септиму угрожающим взглядом. Обычно все просьбы Айзена не касаться арранкаров, не портить и без того не лучшую демографию Лас-Ночеса, были напрасны. Но теперь Гриммджоу действительно сдерживали слова Великого и Ужасного. На этот раз в беспечно-сладком голосе Владыки слышалась угроза.
Новенький, впрочем, не испытывает к нему никакого интереса, взвешивает ладонь, мягко разгибает пальцы, возвращая им жизнь. Но тщетно - кожа мертвенно бледна. По лицу арранкара пробегает дрожь улыбки, и он крепко зажмуривается. Распахивает их резко, казалось, пытаясь застать самого себя врасплох и неподдельно удивляясь, почему Гриммджоу и всё его окружающее не исчезло.
- Я умер?- он даже не ждёт ответа, продолжает, - Отлично. Так даже лучше. Всегда считал, что Ад - это стены, выстеленные горящим углём и факелами, но и тут мне чертовски неуютно.-
Гриммджоу ухмыляется. Как назло коротко, даже не стараясь
сделать вид, что пытался расслышать что-то из этого бреда. Он брезгливо морщится, дергая руку на себя, неосознанно вытирает пальцы о белую ткань, будто чужое прикосновение отдавало чем-то тяжелым, давно забытым, болезненным. Отступает, смотрит исподлобья мрачно и без былого помешательства да присаживается на корточки рядом с арранкаром, упираясь костяшками пальцев в каменный пол. Его мучает внезапно затихшая клокочущая агрессия, которая требует хоть какой-нибудь отдачи.
- Ты дурак? - Бывали в Эспаде чудаки, но все без исключения отвечали ударом на удар. А этот - ни дать, ни взять, баба. Благо, что не пускается в слезы или ор. Ухватившись за запястье мальчишки, Секста легонько потянул того на себя, мощная ладонь перехватила руку Септимы, сдавливая её почти до хруста костей и блокируя удар, который нерасторопный арранкар попытался ему нанести. Он краем глаза пробегает по лицу Седьмого, зрачки которого расширились настолько, что казалось, глаза вот-вот вылезут из орбит. - Драться не умеешь или совсем помешанный? - выдавливая из себя каждое слово, он все больше склонялся ко второму варианту. Не мог же случиться конфуз, а Владыка - создать нечто настолько бесполезное?..
- ПУУУСТИИИ! - волком взвыл Седьмой, чувствуя, как чужая рука сжимается сильнее, торопя, и колонны начали неторопливо завалиться набок. Погас свет. Боль впилась в него стальными когтями, высасывая только-только назревшую в нём жизнь. Неумолимо затягивал арранкара туман забвения, и все его попытки вырваться оборачивались неудачей. Он никогда не сталкивался с такой нечеловеческой силой, легче было бы разбить каменный валун, чем хотя бы пошевелить с места этого голубоволосого. И всё таки Гриммджоу не человек. Не то чтобы он не мог понять систему мышления простых смертных, ему нравилось это небольшое различие, маленькое упущение с чьей-то стороны. Чужие слова побуждают к действиям. Словесные перепалки или душевные разговоры - ни в том, ни в другом Джагерджак не был специалистом. Слишком часто "взрывался", наносил удар, и всё шло наперекосяк.
- Не вякай,- ладони легли на чужие плечи и тут же надавили, опрокидывая мальчишку на пол. Секста не пытался устоять - навалился сверху, выгибая спину дугой, упираясь коленом в живот арранкара. Тот едва дышал, жадно открывая рот, и как выброшенная на берег рыба, в попытки ухватить хоть немного воздуха.
- Слезь с меня тварь.- Сипит он. Уверенность прошибает стены, но подобные оскорбления наверняка смертельны для его здоровья. На его счастье, Гриммджоу чувствует, что все идет не по плану, искоса смотрит на новичка, чуть прищёлкивает языком и встаёт на ноги, отворачиваясь:
- Мал ещё. Подрастёшь - поговорим. - Шаги звучат гулко, отдаются зыбким эхом. Уже у самого порога он оборачивается, чуть наклоняет голову вбок:
- Как зовут хоть?-
- Ветер...-
Хлопает дверь, остаётся тишина. В душе арранкара вспыхивает какая-то слабая надежда, но одного взгляда на окно, обезображенное толстой решёткой хватает, чтобы озноб ужаса заколотил по обнаженному телу.

@темы: творчество

19:08 

24/09

Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
азрыв. Неясно и негаданно, но как обычно: Ветер/незапоминающееся.
Жанры: Психология, ангаст, даркфик
Рейтинг домысливайте сами.
Глава 1.
Имени у меня не было. На мне не лежал его тяжёлый гнёт, цепью тянущийся из розовой дымки прошлого в ширококрылое будущее, которого у меня не было. Оно покинуло меня с шипением, как разочарованный вздох покидающего пепелище пламени. Над ним вилось тугое кольцо дыма, огонь ещё раскидывал головешки тлеющих черепов, но всё было кончено. Люди вокруг, словно очнувшись от некого амибиоза, начинали расходится, стряхивая с плечей мрачное присутствие смерти.

Но начиналось всё не с этого, а с того момента, как я почувствовал, что привычное изменилось до неузнаваемости. Я был привязан к месту своей смерти жгучей ненавистью, и ещё более жгучим желанием жить даже после того, как надежда затерялась глубоко в моём подсознании, ежедневно съедаемого вопросом «А что дальше? Где же обещанный Рай?», холодными (хоть я и не умел чувствовать, но наступала поздняя осень, и догадаться было несложно) ночами приходила дикая боль, разрывая моё тело, дробя мои кости на тысячи мелких осколков. Они сыплются с неба - снег - чей шелест стоит у меня в ушах, словно эхо... Я слышал это раньше, но где? Она словно идёт изнутри, симфония, которую я различал каждое бессонное утро, прижимаясь ухом к стене возле кровати. Побелка вечно осыпалась и пачкала мне волосы, но я долго лежал, притихший и слушал, как нарастает мелодичный перезвон голосов, и улица наполняется ими, как прохладным ночным ветром, и он разгоняет их по углам, то отдаляя, то бросая их запредельно близко, пока не наступала полная тишина, не таял в ней последний звук. И сейчас это было единственное, что помогало мне не сойти с ума.
Но мысль была сильнее. Я умер, а мир по прежнему стоял ко мне лицом к лицу, заливаясь то ярким полуночным светом, то потухая.

Отражения в бензиновых лужах, переливающихся разноцветной радугой, обрели свой озлобленный взгляд, и всплеск шагов по ним стремился выразить боль и отчаяние бесцветных фигур навечно запертых под поверхностью воды. Слишком уж близко подступили к человеческой обители ярко-жёлтые глаза, горящие голодным блеском, плотным кольцом окружили смутные очертания монстров из моих детских кошмаров, и убежать от склизких, тянущихся к тебе из каждого угла щупалец, было почти невозможно.

Они говорили, но обычно металлические нотки просвечивали насквозь их единственное желание, которое они испытывали ко мне – съесть. Мне было страшно умереть во второй раз, как я умирал в первый, прижимаясь губами к щели между закопчённым стеклом и грубо обтёсанным деревом, царапало до крови, и вроде бы воздух был, но дышать было нечем. Я не зря боялся. Последняя мысль была самой глупой, какая может только прийти в голову душе, разрываемой на части мускулистыми лапами с торжествующим воем. Мне было интересно, слышал ли кто-нибудь дикий крик, в этот момент разорвавший лениво колыхающуюся пелену воздуха и тут же оборвавшийся.

«Где же ты был тогда, риока с броскими фразами о друзьях и спасении всего мира?»
«Почему никто не пришёл?»
«Почему… ?»
Ощущение собственной беспомощности перед смертью было сладким, и даже спустя пару лет, примирившись и со своей глупостью, благодаря которой я не посчитал нужным выбираться из медленно рассыпающихся в прах подпорок, я всё равно считаю, что эта было судьбой, которую изменить мне было не под силу.

Тонкая бледная кисть с силой рвёт мраморное основание, забрызганное тёмными пятнами вдоль и поперёк, словно зеркальное подобие жертвенного алтаря. Мои молитвы, нет, ничего не отзывалось мне, и только чей-то голос грозовой тучей висел надо мной:
- Вычеркни - он своё отжил.-
Бурлящее море агонии, из которого я не мог выбраться. Я медленно обрастал плотью своих зверских желаний, и голод разъедал меня как червоточина, медленно и неотвратимо. Я становился зверем.

@темы: грустное, творчество

~No Comments~

главная