13:55 

блокнотное

Kolengaten
Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
Шёл пятый день оккупации маленького, скудно населённого района. Но каждый километр, пройденный здесь, на шаг приближает Рейх к долгожданной победе.

Лейтенант Отто стоял на развалинах очередной деревушки, в надежде найти хотя бы пару рабочих рук. Дым сигарет вместе с паром уходит вверх, к мутному небу, покрытому копотью. Ветер приносит запах гари и смерти с той стороны, где ещё тлеют дома, где слышны леденящие души крики и стоны людей. Выжженные поля создавали картину, наводящую тоску своей чернотой, раскиданным повсюду и дымящимися обломками, телами. Фриц сделал ещё одну затяжку. Табак заскрипел в его пальцах, просыпаясь желтоватый струйкой на снег.
Он давно почувствовал, что война начинает захватывать его, что царящий повсюду хаос стал таким привычным для фашиста. Отто со скукой и свойственным ему безмолвием наблюдал, как опьянённые властью солдаты расстреливали, насиловали, сжигали дотла всё, что попадалось им под руку. Лишь время от времени он бросал короткие отрывистые приказы:
- Нет, этих в лагерь, они способны работать, - и снова воздух наполнился криками, треском и предсмертными хрипами, но внезапно замер Отто, прислушиваясь, и как зверь почуявший близкую добычу, быстрым шагом направился к одной из уцелевших хибар. Ударом ноги он вышиб дверь с петель: щепки разлетелись по комнате, вдалеке слышится невнятный детский плач.
Чуть слышно поскрипывают в такт его гулко звучащим шагам, как будто сквозь слой толстой ваты. Пальцы крепче стискивают рукоять верного ножа-штыка, и он громко цедит сквозь зубы:
- Выходите, детишки, поиграем.-
Возня, грохот, крики, топот ног.
Ураган свинцовых пуль, забарабанивший по крыше дома. Чей-то вопль, оборвавшийся на самой высокой ноте. Смех и грубая солдатская брань стоят в воздухе.
Скрутив за спиной руки, выводят Мурлыку, еле-еле переставляющего ноги. Он низко наклонился, и разметавшиеся волосы каштанового оттенка закрыли ему лицо. Грудь подростка тяжело вздымалась, он кашлял, может быть от поднимавшейся клубами ядовитой пыли, штанина правой ноги пропиталась кровью. Зелёные глаза, устремлённые на истоптанное немецкими сапогами поле, горели огнём. Его тихий смех, так напоминающий собачий лай.
Его звали Герджи Арендс. "Вспыльчивый и упрямый как баран с самого детства", - кратко характеризовали его знакомые, хотя, сам Мур не без гордости говорил: -" Я чеканный, сжатый, твёрдый."
И может быть, само прозвище пришло ему за тот клокочущий в горле, часто слышимый от него звук недовольства, похожий на кошачье мурчанье.
- Так... Мальчишка боец, сразу видно. Гляньте, как глаза ггорятненавистью, ничего не испугался, даже боевое ранение успел получить, - издевательски улыбнулся Отто, не скрывая откровенного злорадства, сочившегося в его голосе. - Его берите. Раны обработать и отправить в лагерь. Он ещё долго сможет работать

@темы: творчество

URL
   

~No Comments~

главная