Kolengaten
Почти весна. Чуть-чуть мешает метр снега.
азрыв. Неясно и негаданно, но как обычно: Ветер/незапоминающееся.
Жанры: Психология, ангаст, даркфик
Рейтинг домысливайте сами.
Глава 1.
Имени у меня не было. На мне не лежал его тяжёлый гнёт, цепью тянущийся из розовой дымки прошлого в ширококрылое будущее, которого у меня не было. Оно покинуло меня с шипением, как разочарованный вздох покидающего пепелище пламени. Над ним вилось тугое кольцо дыма, огонь ещё раскидывал головешки тлеющих черепов, но всё было кончено. Люди вокруг, словно очнувшись от некого амибиоза, начинали расходится, стряхивая с плечей мрачное присутствие смерти.

Но начиналось всё не с этого, а с того момента, как я почувствовал, что привычное изменилось до неузнаваемости. Я был привязан к месту своей смерти жгучей ненавистью, и ещё более жгучим желанием жить даже после того, как надежда затерялась глубоко в моём подсознании, ежедневно съедаемого вопросом «А что дальше? Где же обещанный Рай?», холодными (хоть я и не умел чувствовать, но наступала поздняя осень, и догадаться было несложно) ночами приходила дикая боль, разрывая моё тело, дробя мои кости на тысячи мелких осколков. Они сыплются с неба - снег - чей шелест стоит у меня в ушах, словно эхо... Я слышал это раньше, но где? Она словно идёт изнутри, симфония, которую я различал каждое бессонное утро, прижимаясь ухом к стене возле кровати. Побелка вечно осыпалась и пачкала мне волосы, но я долго лежал, притихший и слушал, как нарастает мелодичный перезвон голосов, и улица наполняется ими, как прохладным ночным ветром, и он разгоняет их по углам, то отдаляя, то бросая их запредельно близко, пока не наступала полная тишина, не таял в ней последний звук. И сейчас это было единственное, что помогало мне не сойти с ума.
Но мысль была сильнее. Я умер, а мир по прежнему стоял ко мне лицом к лицу, заливаясь то ярким полуночным светом, то потухая.

Отражения в бензиновых лужах, переливающихся разноцветной радугой, обрели свой озлобленный взгляд, и всплеск шагов по ним стремился выразить боль и отчаяние бесцветных фигур навечно запертых под поверхностью воды. Слишком уж близко подступили к человеческой обители ярко-жёлтые глаза, горящие голодным блеском, плотным кольцом окружили смутные очертания монстров из моих детских кошмаров, и убежать от склизких, тянущихся к тебе из каждого угла щупалец, было почти невозможно.

Они говорили, но обычно металлические нотки просвечивали насквозь их единственное желание, которое они испытывали ко мне – съесть. Мне было страшно умереть во второй раз, как я умирал в первый, прижимаясь губами к щели между закопчённым стеклом и грубо обтёсанным деревом, царапало до крови, и вроде бы воздух был, но дышать было нечем. Я не зря боялся. Последняя мысль была самой глупой, какая может только прийти в голову душе, разрываемой на части мускулистыми лапами с торжествующим воем. Мне было интересно, слышал ли кто-нибудь дикий крик, в этот момент разорвавший лениво колыхающуюся пелену воздуха и тут же оборвавшийся.

«Где же ты был тогда, риока с броскими фразами о друзьях и спасении всего мира?»
«Почему никто не пришёл?»
«Почему… ?»
Ощущение собственной беспомощности перед смертью было сладким, и даже спустя пару лет, примирившись и со своей глупостью, благодаря которой я не посчитал нужным выбираться из медленно рассыпающихся в прах подпорок, я всё равно считаю, что эта было судьбой, которую изменить мне было не под силу.

Тонкая бледная кисть с силой рвёт мраморное основание, забрызганное тёмными пятнами вдоль и поперёк, словно зеркальное подобие жертвенного алтаря. Мои молитвы, нет, ничего не отзывалось мне, и только чей-то голос грозовой тучей висел надо мной:
- Вычеркни - он своё отжил.-
Бурлящее море агонии, из которого я не мог выбраться. Я медленно обрастал плотью своих зверских желаний, и голод разъедал меня как червоточина, медленно и неотвратимо. Я становился зверем.

@темы: грустное, творчество